Однажды...

В конце встречи Глава Удмуртии и японские гости обменялись памятными подарками. Александру Соловьеву преподнесли самурайский меч. Глава региона отреагировал на презент с юмором:
- А головы им рубить можно? - с улыбкой спросил Александр Васильевич. (http://izhlife.ru/politics/54801-yaponskie-biznesmeny-podarili-glave-udmurtii-samurayskiy-mech.html)

Однажды Александр Васильич со свитой встречался с японской делегацией. В завершение встречи один из японцев, склонившись в глубоком поклоне, протянул Александру Васильевичу длинный самурайский меч.
- Подарок, - пояснил на ухо переводчик. – Надо похвалить.
- Ээээ. Хороший какой. – Александр Васильич взвесил меч руками. – Тяжелый… А головы им рубить можно?
Японцы улыбаясь, кивали головами. Сзади послышался невнятный шорох.
- Слышали? – Александр Васильич обернулся к своему министру строительства и другим сопровождавшим лицам. Но за спиной никого уже не было.

Обнажды Сан Саныч...

«Не надо поддаваться на предложения, которые не повышают наш авторитет!» - убеждал депутатов экс-президент Удмуртии. И, кажется, убедил. Для принятия нового закона «О Главе УР» не хватило двух голосов. За проект Соловьёва проголосовали 44 депутата, при том что по регламенту требовалась поддержка минимум 46 республиканских парламентариев. (День.org, 24.06.2015)

Однажды Сан Саныч сидел на сессии своего Госсовета и мрачнел. Лицо его наливалось кровью, кулаки сжимались. Его депутаты обсуждали закон о лишении бывшего главы республики социальных льгот и гарантий. Сан Саныч не выдержал и взял микрофон:
- Вы думаете, сейчас против меня закон принимаете?..
Депутаты притихли.
- Вы авторитет республики роняете! Вот спросит меня Рахимов про членов семьи, что я ему скажу? Или Шаймиев про отдых? Я что им скажу, что на зарплату сенатора живу? Что он про Удмурдию вообще подумает?!
Депутаты пожали плечами и дружно потянулись к кнопке.
- Так я вам скажу! Это вы не против меня, это вы против него закон принимаете! – Сан Саныч указал на Васильича, сидевшего в кресле главы. – У меня деньги, положим, есть. А у него? Он на одну пенсию потом будет жить?
Депутаты недоуменно переглянулись, пожали плечами и снова потянулись к кнопке.
- И вообще, это закон против всех, понимаете? Против каждого из вас! Каждого, кто потом будет сидеть в этом кресле! – Сан Саныч снова ткнул пальцем в Васильича.
Депутаты убирали руки от кнопок, задумчиво глядя на кресло главы республики. Сан Саныч вытер пот со лба.

...однажды Сан Саныч...

«…Депутат Гордумы Ижевска Елена Христенко сравнила взаимоотношения муниципального парламента с администрацией города с кулинарной неудовлетворенностью. Говоря об отношения между исполнительным и законодательным органами власти народный избранник перешла на язык образов…» (ИА «Сусанин», 18.06.2015)

Однажды СанСаныч смотрел трансляцию заседания Гордумы Ежевска. С экрана монитора женщина-депутат громко рассказывала про политическую кухню:
- Я есть хочу, мне борща нужно, котлету. Я авокадо не ем, а ты спросил у меня, нужны ли эти два авокадо, и 100 тысяч на эти два авокадо?
- Чёрт знает что, - пробормотал Сан Саныч и убавил звук. – Авокадо как подорожало… С чего? Та же репа, только зеленая…

Однажды Сан Саныч

Однажды Сан Саныч сидел в своем московском кабинете и сравнивал декларации о доходах сенаторов. Внезапно зазвонил телефон. На экране высветился код города Ижевска.

- Алло! – осторожно сказал Сан Саныч.

- Сан Саныч! Мы тут это, собрались по случаю юбилея самоуправления звания Почетного гражданина вручать. Тебя записывать?

- Это кто? – спросил Сан Саныч.

- Да я же это, я, Вася! «Не могу молчать» который… Не узнал? Разбогатею, значит. Так я тебя записываю? Ленту дадут шелковую, значок и восемь тысяч рублей! Ежемесячно! – торжествующе прохрипела трубка.

- Вась, так я уже того, я уже «Почетный». С 2011 года…

- Ну, давай мы тебя еще раз! А? Восемь да восемь сколько будет? Шестнадцать? Неплохая прибавка к пенсии! – довольно хохотнул Василий.

Сан Саныч помолчал и осторожно положил трубку.

Однажды СанСаныч...

"...Депутаты Государственного Совета Удмуртии направили на рассмотрение двух комитетов Госдумы РФ (по АПК и по семейной политике) проект закона, который обязал бы продавать алкоголь в розничных магазинах только в непрозрачной упаковке..."

Однажды  к СанСанычу в кабинет постучали. В приоткрытую дверцу вошел председатель его Госсовета. В руках у него была бутылка в непрозрачном бумажном пакете и граненый стакан. Председатель поставил стакан перед СанСанычем и налил в него из бутылки мутноватую белесую жидкость.
- Это зачем? – осторожно спросил СанСаныч.
- Пей!
- Не буду я это пить. – СанСаныч отодвинул от себя стакан.
- Вооот! – торжественно произнес председатель. – Не пьешь – значит работает! Мы решили, что алкоголь надо в магазинах в непрозрачной упаковке продавать! Чтобы этой не было, как ее… - председатель полез в карман, расправил бумажку и прочитал – Визуализации!
- Понимаю, - СанСаныч кивнул,  - Аb oculo oritur, in cor cadit!
- А? – растерянно моргнул председатель.
- Ну ладно, положим, с визуализацией вы справились, - СанСаныч задумчиво забарабанил пальцами по столу. – А дальше что? Со вкусом будете бороться?
- Про вкус мы не додумались... – председатель с восторгом посмотрел на СанСаныча. – А ведь это идея! Готовая же инициатива! Законодательная! – Председатель выбежал из кабинета.
СанСаныч посмотрел на стакан с мутной жидкостью и вздохнул.

Триумф экзистенциализма

А на следующий после дня рождения день я пошел забирать Григория из детского садика. Наша воспитательница, немного стесняясь, спросила: а что такое экзистенциальный акт?

Я, как мог, объяснил, пользуясь остаточными знаниями по философии, и, кажется, даже упомянул Карла Ясперса. Потом спохватился, резко свернул лекцию и спросил, с чего вдруг такой вопрос возник.

- Сегодня на прогулке Григорий в песочнице устраивал салют из песка. А когда я его строго спросила, «что это такое?», он сказал, что это был экзистенциальный акт.

Тут я вспомнил, чему Григорий оказался невольным свидетелем на моем дне рождения и подумал, что суть экзистенциализма была уловлена довольно точно.

Однажды Сан Саныч...

"...под видом проведения выездных совещаний оплачены корпоративные вечера депутатов и сотрудников городской администрации, проведенные в декабре 2011 года в клубе «Кино» и банкетном зале гостиничного комплекса «Парк-Отель», а новогодний корпоративный вечер в декабре 2012 года в том же банкетном зале — под видом торжественного приема Главы муниципального образования города и новогоднего общегородского праздника..."

Однажды Сан Саныч смотрел по своему телевизору в прямом эфире, как его оборотни в масках проводят обыск в городской администрации.
- Слушай, а что они ищут то? – спросил он у своего главного оборотня.
- Доказательства. Серпантин там, ложечки серебряные, фантики от конфет… - главный оборотень задумался. – Хорошо бы, конечно еще бенгальские огни найти. От елок то, они понятное дело, сразу избавились, следы заметали…
- А зачем это все?
- Как это зачем? Депутаты, муниципальные служащие, они же все бюджетники! А значит, все за бюджетные деньги! А мы их с поличным! – главный оборотень довольно потер руки.
- Слушай, а вот вы, к примеру, сами Новый год отмечаете? – заинтересовался Сан Саныч.
- Конечно! Как положено, в ресторане, с фейрверками! Но мы на свои.
- На какие на свои?
- Неважно. – Главный оборотень строго посмотрел на Сан Саныча. – Ты гляди, гляди лучше! Это же просто праздник какой то!
На экране телевизора включили новогоднюю гирлянду. Гирлянда жизнерадостно переливалась разноцветными огоньками, отбрасывая блики на собравшихся вокруг нее оборотней.

Традиции 1938 года

Доев пломбир, обнаружил, что Удмуртский хладокомбинат бережно сохраняет традиции 1938 года, о чем и свидетельствует логотип. Интересно, действуют ли на территории предприятия чрезвычайные тройки? много ли врагов народа? часто ли попадаются переодетые агенты Сигуранцы?
пломбир

Однажды Сан Саныч и Кылдысин

"...Пусть лето принесет вам ясный день, чтобы свезти с поля сжатый хлеб, чтобы из одного зерна было семьдесят семь колосьев, чтобы солома была толста, как камыш, чтобы зерно уродилось такое же большое, как куриное яйцо..." (древняя удмуртская молитва, цит. по официальному сайту Удмуртской Республики)

Однажды Сан Саныч учил слова древней удмуртской молитвы для выступления на празднике «Гербер». Министр по делам его национальностей внимательно слушал, сверяясь по записям на куске бересты.
- … Чтобы из одного зерна семьдесят семь колосьев, чтобы солома была толста, как камыш, чтобы зерно уродилось такое же большое, как куриное яйцо… Слушай, а семьдесят семь колосьев из зерна это сколько процентов? – Сан Саныч оторвался от текста с речью.
- Не знаю. Удмурты проценты-то и не выращивали никогда. Только лен там, репу, рожь опять же… - Министр по делам его национальностей почесал затылок и спохватился. – Ты не отвлекайся, внимательно молитву читай! А то перепутаешь и всё! Из зерна проценты вырастут, а яйца наоборот, как зернышки будут!
- Да ладно… – недоверчиво протянул Сан Саныч.
- Вот тебе и ладно! – рассердился министр и взмахнул берестой. - Кылдысин не фрайер. Он всё видит! Учи давай!
Сан Саныч вздохнул и забормотал, глядя на текст:
- Пусть лето принесет вам ясный день, чтобы свезти с поля сжатый хлеб…